?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Геннадий Айги о Тумасе Транстремере
mx900_art
тумас транстремер - нобелевский лауреат 2011 года

старое интервью

Геннадий Айги
Прыжок с парашютом из сна
Шведский поэт в русских иллюстрациях
Беседу вела Юлия ЛОГИНОВА

Поистине в Москве иногда могут происходить чудеса, что неоднократно отмечалось в литературе (вспомним хотя бы Булгакова). И вот опять случилось нечто необычное. Произошло это рядом с площадью Маяковского, в Файн арт галерее, где был представлен проект "Росчерки огня", который объединил одного из крупнейших поэтов ХХ века, классика шведской литературы (на родине его ставят в один ряд со Стриндбергом и Ибсеном) Тумаса Транстремера и русского художника Игоря Вулоха, чье мистическое видение мира завораживает не меньше глубин поэтических прозрений шведского затворника. А придумал все это не менее значительный российский поэт Геннадий Айги, идею которого поддержало Посольство Швеции в России. Историю получившейся в результате подобного сотрудничества блистательной и необыкновенно изысканной выставки рассказывает поэт Геннадий АЙГИ.

- Геннадий Николаевич, скажите, пожалуйста, как возникла идея организовать выставку иллюстраций Игоря Вулоха к произведениям столь известного в мире и, к сожалению, не столь известного у нас в стране поэта Транстремера?
- Одно дело, это история возникновения, а другое дело - почему? А история возникновения такова. Поэзию Транстремера я знаю уже около 10 лет, а весьма определенно с 93-го года, когда я получал немецкую премию Петрарки, хотя вручают ее в разных городах Италии. Лауреатом ее в 81-м году стал и Транстремер. Как правило, на вручение созывают всех лауреатов. Таким образом, я с ним в 93-м году в Перудже и познакомился. А уже в 94-м меня пригласили в Швецию на остров Готланд. Там состоялся международный фестиваль, посвященный Транстремеру. Из России были я и поэт Кутик из перестроечного поколения, талантливый, замечательный поэт. Он много переводил Транстремера. Мне хотелось поехать с каким-то подарком. В результате в газете "Сегодня" появилась большая публикация, где целая полоса была отведена стихам Транстремера, а так как такие большие публикации они любили сопровождать изобразительным рядом, то я попросил моего старого товарища, можно сказать, пожизненного друга Игоря Вулоха сделать несколько иллюстраций. Кстати, с Игорем это была уже наша пятая совместная работа. До этого он сделал четыре серии к моим стихам. Причем Игорь, прежде чем взяться за эту работу, прочел все, что было из поэзии Транстремера переведено на русский. Он вообще ко всему подходит чрезвычайно обстоятельно и серьезно. И вот вместо трех-четырех рисунков он сделал серию. Ее мы выставляли не только на шведском фестивале, но и на выставке в 97 - 98-м годах в Чувашии, а в 98 - 99-м годах - в Казани и Чебоксарах. Она называлась "Пять серий к поэзии Айги". Это совершенно блистательные серии. То же самое можно сказать и о тех работах, которые посвящены поэзии Транстремера. Это неимитационные, абстрагированные собственным глубоким подходом Вулоха работы. Убеждают северная суровая и лаконичная культура, какая-то пронзительность переживания и психологизм - как раз то, что есть в стихах Транстремера. Газета вышла, я повез все это в Готланд, и когда в городском музее Висбю это увидели, то решили сделать выставку. Она состоялась. Открыл ее Ханс Бьеркегрен, старый мой друг, друг России и Вулоха. Он поэт, но еще более известен как прозаик (написал большую историческую книгу, которая называется "Русская почта") и как выдающийся переводчик русской литературы. Он первым перевел Солженицына. Игоря он знает, они несколько раз встречались. И он выступил с речью о Вулохе. Потом на другой день подошли ко мне Тумас с Моникой и сказали, что они много говорили о Вулохе, что их удивило его творчество и что это очень много для них значило. А в этом году Тумасу Транстремеру исполнилось 70 лет. Его стихи переведены на 44 языка. Я читал Тумаса на французском языке (во Франции вышло полное собрание сочинений). Причем во всех странах его переводят лучшие поэты. Он издан в Литве, Латвии. Прекрасно издан в Польше, а у нас, так получилось, появилась лишь одна маленькая книжка, и мало кто ее видел. Это книга "Траурная гондола" в переводе Юрия Гурмана. Много переводила Транстремера Александра Афиногенова, ее переводы очень точно передают его поэзию. Есть тут и другая сторона: почему решили семидесятилетие поэта отметить в Москве. А дело было так. Сначала решили сделать выставку Игоря Вулоха в честь Транстремера. Почему бы не сделать? Ведь сейчас в мире есть пять крупнейших поэтов, и один из них Транстремер. Кроме того, это крупнейший поэт современной Швеции. О нем говорят и пишут, что он вслед за Э.Сведенборгом и А.Стриндбергом сделал в мире известной шведскую литературу и шведскую культуру. Когда я позвонил Хансу Бьеркегрену и сказал, что будет эта выставка, он мне ответил, что сейчас перезвонит. Перезвонил минут через десять и сказал невероятное: Тумас и Моника на нее приедут.

- Почему невероятное?
- Их семья пережила много драматических моментов, связанных со здоровьем. Транстремер и дар речи потерял, и частично парализован. А вообще он высокий, статный, сильный человек и держится феноменально. Но ему трудно путешествовать. И когда в 98-м я как-то пригласил его посетить Россию, то потом пожалел, что это сказал, потому что увидел грусть в его глазах. И вот он приехал. Кстати, в первой же своей книге, вышедшей в 54-м году, которая называется "Семнадцать стихотворений" (Тумасу тогда было 23 года), есть совершенно поразительная поэма, которая называется "Сон Балакирева", когда герою снится поездка по Петербургу. Это передано как фильм. Вообще его чувство разных культур, ландшафтов, природы удивляют. В России он никогда не был, но у него к ней особое отношение. И вот наконец он все увидел своими глазами. Кстати, после выставки в Файн арт прошел вечер в Музее А.И.Герцена на Сивцевом Вражке. Там место просто поразительное: совсем недалеко дом, где жил Лев Николаевич Толстой, там Тургенев жил, а рядом - Цветаева. Тумас Транстремер с его особым чутьем к разным культурам и историзмом это оценил. Я забыл сказать, что Тумас Транстремер известен еще и как пианист. У него много стихов о музыке. Вот у меня все в основном о живописи и о художниках, а у него - о музыке, музыкантах, композиторах.

- Может ли он сейчас исполнять какие-то произведения?
- Играет произведения, написанные для левой руки. У Бродского, кстати, есть стихотворение, которое называется "Тумас Транстремер за роялем". Вообще о Транстремере можно говорить много. И я говорю то, что есть. Но Транстремер - это совершенно изумительный, необыкновенно светлый человек, человек необычайной тонкости и благородства. Он психолог по образованию, многие годы работал врачом-дефектологом, работал и в тюрьме. Он человек, отмеченный даром большой любви к людям.

  • 1
ГЕННАДИЙ АЙГИ.
Легче выход найти из тайги,
Чем в стихах разобраться Айги.

Александр БЫВШЕВ

  • 1